Новости

2009г. Прагматика современного состояния азербайджанско-российских отношений в контексте геополитики Закавказья и перспективы развития региона: актуальная политология

Главная » Архив статей » 2009г. Прагматика современного состояния азербайджанско-российских отношений в контексте геополитики Закавказья и перспективы развития региона: актуальная политология

Нагиев А., Пашенская Р.

Динамика азербайджанско-российских отношений в системе современной глобализации, под воздействием геополитики охватывает вопросы сотрудничества во всех сферах: политической, военной, экономической, гуманитарной и международной. Качественная сторона развития этих отношений на языке дипломатии могла бы получить сегодня примерно такую формулировку - отношения развиваются в достаточно динамичном ключе, их отличает взаимное стремление в стабильности,    конструктивности и добрососедству». В подтверждение такой формулы можно сослаться на интерпретацию   характера отношений двух стран со стороны экспертного сообщества, стоящего в своих воззрениях примерно на такой же мировоззренческой позиции, и столь же упрощенно трактующих характер этих отношений. Здесь доминируют сентенции такого рода: в ближайшие годы сотрудничество между государствами Закавказья и Россией станет более продуктивным и «российско­-азербайджанские отношения будут развиваться в позитивном ключе»; «движение Азербайджана в НАТО пока не так активно, а кардинальных изменений в ситуации вокруг Нагорного Карабаха в ближайшие годы не произойдет»; «России принадлежит   определенная роль в формировании нового евразийского порядка и российская позиция очень важна для решения карабахского вопроса»; «внешняя политика РФ в отношении стран Закавказья в ближайшие годы не изменится, но России необходимо сбалансировать свою стратегию по вопросу территориальных конфликтов на Южном Кавказе, «главная внешнеполитическая проблема Азербайджана - это конфликт с Арменией, который также негативно влияет на развитие российско-азербайджанских отношений». Многообразие оценок и подходов к анализу не свидетельствует о концептуальной и методологической строгости в определении каких-то ключевых приоритетов в политике той или иной страны. А таковые есть, если не в реальной политике властных структур страны, но в рефлексии их интеллектуальной элиты. Так, например, Азербайджан, по их мнению, «обладая большим транзитным и производственным потенциалом, уделяет особое внимание коммуникационным проектам, в том числе развитию транспортно-энергетической инфраструктуры, а также подключению своей экономики к системе разделения труда в евразийском макрорегионе».

Следует подчеркнуть, что развитие отношений России и Азербайджана осуществляется на практике, как в системе международных организаций, так и под влиянием внешней политикой двух стран. Особенностью отношений двух стран является их все более ощутимая взаимосвязь с глобализацией, которая серьезно изменила понимание политики, самой сути политических отношений и, что особенно важно подчеркнуть, качества исследования этих отношений.

Так происходит, что локальная форма сотрудничества двух стран (России и Азербайджана) даже в мелочах, становится не просто достоянием этих стран, но и предметной областью интереса мирового сообщества, его ключевых игроков. Наибольшую актуальность приобретают вопросы, касающиеся выработки взаимных позиций по отношению к международному праву и принципам регулирования современной архитектуры международной безопасности, региональным процессам на Кавказе - будь то урегулирование карабахской проблемы, процессы совместных действий в области использования ресурсов Каспия и углеводородного сырья, его транспортировки. Как это покажется не оригинальным, и не вписывающимся в парадигму сегодняшних конъюктурых предпочтений, на поверку, с учетом стратегических интересов двух стран и особенно интересов народов России и Азербайджана - предпочтительно приоритетными и политически актуальными могли бы быть вопросы развития цивилизационно-культурного диалога и научно-образовательного сотрудничества, диалога по реанимация добрых традиций совестной и единой истории.

Прагматика современной политической жизни и политологического исследования, тем не менее, диктует пока свою логику, в соответствии с которой с политологических позиций для исследователей оправданный интерес вызывают вопросы относительно возможности двух стран выработать совместные подходы по всем этим актуальным вопросам, найти адекватные новой геополитической ситуации механизмы решения замороженных и вновь возникших проблем, положив в основу партнерских отношений России и Азербайджана национальные интересы и приоритеты.

Предварительная максима такова: взаимоотношения Азербайджана и России являются отражением одной из актуальнейших и сложных проблем современной геополитики, национальных и политических процессов, протекающих на постсоветском пространстве и в политико-социальных отношениях этих стран. Политическая наука сегодня пытается распутать сложный клубок противоречий в этой части мира и, особенно, в регионе Закавказья (Южного Кавказа), и, можно предположить, тем самым детальнее и тщательнее подвергнуть анализу отношения этих двух ключевых стран региона.   Стимулирует усилия ученых-политологов динамичное и, порой, опасное для стабильного политического состояния развитие современных политических реалий и столь же динамичное изменение статусного и ресурсного положения ключевых  политических   игроков. Перед  политической наукой возникает необходимость фронтального исследования, в котором можно было   хоть   как-то учесть  многообразие   факторов,   активно и неоднозначно   влияющих   на   стратегию   и   тактику обеспечения национальных экономик государств региона и стабильное состояние общественного уклада каждой страны в отдельности и всех вместе, если оперировать понятием геостратегический комплекс.   Новые тенденции в   развитии   политического   процесса,   необычайность,   если не оригинальность и запутанность политики и проявлений власти, поиски новых ресурсов и возможностей развития в регионе - почти взрывают креативное сознание интеллектуалов или погружают его в хаос и ступор. Неизвестно, кто в таком пространном положении находится больше - власть и политики (национальные элиты) или общественные слои населения.    Как-то по-своему, с претензией на оригинальность оценок и взглядов на кавказский геостратегический комплекс взирают ученые гуманитарных дисциплин. Возможно, лучший способ преодолеть такое состояние - наладить активный поиск альтернатив, развернуть   серьезную  дискуссию,   развивать   научные теоретико-прикладные исследования.  Но в состоянии неопределенности по части эффективных  результатов,   моющих  помочь  власти  и обществу, пребывает и сама политическая наука, рассматривающая кавказский узел противоречий через призму геоэкономики, геополитики. [4] Тем не менее, еще совсем недавно политическая наука достаточным условием считала возможность сконцентрироваться на той или иной концептуальной модели, как панацеи    от научных профанации и рационализации гуманитарного знания. Сегодня же в научный оборот включаются одновременно факторы  национальных, геополитических, геостратегических,   геоэкономических   и политико-территориальных процессов общественной жизни в данном регионе.   И, тем не менее, эмпирическое      выявление   и   анализ   современных механизмов взаимодействия России и государств Закавказья остается не только ключевой  задачей  политологии,   но  и  прагматикой современной политики,   стратегической и инструментальной базой выстраивания деловых и партнерских отношений, в частности, Азербайджана и России.

Аксиоматично, что структура отношений России и Азербайджана несет в себе и отражает всю сложную гамму отношений, свойственных межгосударственным    отношениям.     В    научных публикациях,  посвященных региону, появилось множество новых аспектов направления его развития, возможных сценариев, факторов, определяющих характер отношений между Россией и странами Закавказья. Не вызывает сомнения, что сегодня возникла настоятельная необходимость в глубоком переосмыслении ситуации, проведении комплексного анализа, изучении политических механизмов, средств и методов как политического сотрудничества, так и противостояния России и закавказских республик, России и каждой в отдельности страны Закавказья.

Естественно, что и во взаимодействии друг с другом каждый из акторов преследует свои собственные стратегические, экономические, политические и военные цели. Наличие в регионе конфликтных, центробежных, дезинтеграционных и сепаратистских начал отражается на    понимании    «безопасности»»    и    на    видении различными «государствами-нациями» основных характеристик этого региона как системы. По признанию исследователя   А.Г.   Элибеговой  логика представлений   правящих кругов по отношению друг к другу и по отношению к региону определяется примерно такими терминами: России - как о «ближнем зарубежье», Ирана - как о «Новом Ближнем Востоке», Турции - как о «Великом Туране». И что важно подчеркнуть, такие представления  играют важную, подчас, стратегическую роль в политике этих государств.   А сама политика   отражает не только настроения национальной политической элиты, но и реализуемую ими геополитику. Если мы правильно трактуем смыслы геополитических устремлений и   самой политики, то остается проблема того, на чем может быть выстроена такая политика, что лежит у ее основания. Наиболее твердое основание в делах политики и власти заслуженно принадлежит теории вопроса. В таком случае мы имеем дело с традицией противостояния между Сушей и Морем. В современном же прочтении такое противостояние    должно иметь новые черты и свойства.  Верным будет утверждение насчет того, что вектор противостояния Суши и Моря в наше время окончательно перемещается и приобретает характер противостояния атлантизма и евразийства. Но и это еще не вся правда. Многие сегодня говорят о геополитике не как о модной науке. В то время как геополитика - это, во-первых, не синоним теории и истории международных отношений, регионоведения или страноведения. Во-вторых, геополитика, в отличие от названных дисциплин, основана на признании четких законов, аксиом, допущений, если хотите, сформулированных в работах Ратцеля, Мэхэна. Макиндера. Шмитта, Хаусхоффера и др.  В-третьих, основа основ - тезис о диалектическом конфликте двух типов цивилизаций: сухопутного, теллурократического и морского, таласократического, а также о  «третьей зоне»,  римланде,  в   котором перманентный разворачивается конфликт между двумя полюсами. Геополитика дает нам  представления о пространственной детерминации социокультурного ландшафта, о распределении в нем силовых полей. Несколько по иному на эту проблему смотрит С. Хантингтон. Он считает, что уже сейчас многие конфликты носят цивилизационный характер. Причем они проявляются на микро- и макроуровнях. На микроуровне группы, находящиеся на границах цивилизаций и приходящие в соприкосновение, часто вступают в яростную борьбу, стремясь установить контроль над ресурсами и территорией. На макроуровне государства, принадлежащие к различным цивилизациям, стремятся утвердить свои особые ценности в зонах конфликтов. Обозначив эти ключевые тенденции, можно заключить, что ввиду стремительного изменения геополитической картины мира, регион Закавказья стал ареной апробации и   моделирования, новых многополярных политических реалий. Набирающий обороты мировой финансовый  кризис,   а также августовские события 2008 года существенным образом изменили весь политический расклад сил в регионе. Пошатнулся устоявшийся за последние 15 лет баланс сил, представляющих в регионе интересы мировых держав. Недостаточно активное внимание России к региону в период после распада СССР, предоставило широкий спектр возможностей для проникновения в Закавказье идеологии атлантизма, активно продвигаемой союзником США в регионе - Турцией.  Следствием чего наметилось четкое разделение государств в регионе на два блока: пророссийского и прозападного. Однако, ситуация кардинальным образом изменилась после грузино-югоосетинского  конфликта.  И локомотивом этих кардинальных изменений выступила  именно  Россия, накопившая ощутимый политический и финансовый ресурс для защиты и реализации собственных интересов в регионе.  Последствия этих стремительных изменений привлекают внимание исследователей своей актуальностью и необходимостью проведения тщательного анализа предпосылок этих изменений. Актуально предпринять комплексный анализ ситуации в регионе Закавказья и определить наиболее острые и значимые проблемы на каждом уровне, далее систематизировать полученные результаты и дать объективную оценку, а также выявить перспективы и возможные сценарии развития ситуации.

Отношения России с Азербайджаном по многим направлениям могут служить здесь примером. Несмотря на множество проблем и подводных камней, Россия и Азербайджан в отношениях друг с другом демонстрируют завидный прагматизм. Хотя у обеих сторон есть достаточно поводов, чтобы предъявить претензии друг к другу.

Тем не менее, стратегические интересы и здравый смысл, преобладают. Руководство  Азербайджана, в отличие от многих азербайджанских экспертов и политологов, которые считают, что Россия должна наконец определиться, кто ей более важен: Армения или Азербайджан, понимает, что Москва не может выстраивать отношения с Азербайджаном в ущерб своим отношениям с Арменией и наоборот.

России важны отношения и с Арменией и с Азербайджаном, и вряд ли Москва будет настаивать на таком варианте карабахского урегулирования, который не устроит одну из сторон.

Нагорно-карабахский конфликт - один из наиболее сложных и трудных для урегулирования, прежде всего потому, что у Армении и Азербайджана совершенно разные подходы к его решению. Позиции двух стран никак нельзя совместить без серьезных уступок с каждой стороны, без готовности к компромиссу, то есть к отступлению от своих первоначальных установок.

И в Баку и в Ереване должны отдавать себе отчет, что урегулирование конфликта возможно только лишь при условии, что руководство обоих государств, а также Нагорного Карабаха, найдут формулу сосуществования, которая устроит все стороны. Ни Россия, ни США, ни какая-либо другая страна не выступит только на стороне Армении или только на стороне Азербайджана.

Подобного рода конфликты, как правило, разрешаются тремя способами: военным; посредством мирных переговоров; под мощным воздействием внешней силы (в нашем случае США или России).

Военным путем решить конфликт невозможно. У Азербайджана нет необходимого военного потенциала, сил и вооружений. Пример Грузии показал, что, даже создав относительно боеспособную по местным меркам армию, небольшие государства не могут самостоятельно справиться с территориальными проблемами. Военный путь для небольших государств - это лишняя трата средств, времени и бессмысленная гибель людей.

Договориться самостоятельно Армения и Азербайджан не могут, и когда смогут - неизвестно. Помимо прочего, этому мешает то, что фактор Нагорного Карабаха используется различными политическими силами во внутренней борьбе. У оппозиции в Армении и Азербайджане всегда заготовлены обвинения власти в «предательстве национальных интересов», игнорировании «вековых чаяний народа», когда Баку и Ереван пытаются сделать хотя бы пару шагов навстречу друг другу.

Вместо одной внешней силы, которой ранее была Россия-СССР, сейчас в регионе действуют несколько таких сил: помимо России, еще США, Великобритания, Турция, страны ЕС. Между тем, для решения конфликта с помощью внешней силы необходимо ее полное преобладание в Закавказье. Сейчас этого нет, и в обозримом будущем не будет. Таким образом, следует вывод, что урегулирование конфликта состоится не скоро.

Все рассуждения о том, что Запад или Россия из-за нефти, размещения военной базы, участия (или неучастия) в военной операции против Ирана, разблокирования турецко-армянской границы или каких-либо других выгод в 'благодарность' 'отдаст' Нагорный Карабах Азербайджану, лишены всякого смысла.

Политический класс Азербайджана, особенно политологи и журналисты, сделали бы большое дело, если бы неустанно разъясняли бы истинное положение, сложившееся вокруг Нагорного Карабаха, а не вводили бы население страны в заблуждение относительно перспектив 'скорого урегулирования' карабахского конфликта с помощью США, России или других стран.

В начале и середине 90-х годов в Грузии, Азербайджане, Молдове происходили государственные перевороты, мятежи, гражданские и межнациональные конфликты, экономика находилась в состоянии глубокого кризиса, общество было разобщено. Все это происходило тогда, когда ГУАМ не существовало и в помине.

Во-вторых, ГУАМ, по-прежнему остается виртуальной организацией. О ней все чаще забывают, и мало кто воспринимает всерьез. До сих пор в рамках ГУАМ нет ни одного серьезного действующего экономического проекта, который бы связал страны организации общими стратегическими интересами. Кроме расплывчатых и абстрактных идей, пока ничего нет. Нет серьезных общих интересов, ресурсов и денег. Страны ГУАМ разобщены, прежде всего, геополитически - достаточно посмотреть на карту.

Россия только в первые годы существования ГУАМ относилась к этой организации настороженно. После того, как выяснилось, что у ГУАМ нет серьезного экономического наполнения, интерес к ГУАМ в Москве снизился. Конечно, руководство России порадовал бы факт выхода Азербайджана из ГУАМ или вообще распад этой организации.

Исчезла бы искусственная трибуна, используя которую, отдельные политики упражняются в антироссийской риторике и пытаются дразнить ее якобы перспективными, а на самом деле большей частью мифическими планами, без участия в них России.

Тем не менее, несмотря на то, что Азербайджан является членом ГУАМ, отношения между Россией и Азербайджаном уже почти десять лет находятся на подъеме, охватывают различные сферы экономики, политики, военного дела и культуры, располагают большим потенциалом. Многие направления российско-азербайджанских отношений получают новый импульс в результате деловых отношений лидеров двух стран - Ильхама Алиева и Д. Медведева. Можно констатировать, что у лидера Азербайджана сложились неплохие личные отношения с Д.Медведевым и В.Путиным.

Положение на Южном Кавказе в ближайшей и долгосрочной перспективе останется таким же, как и предыдущие двадцать лет и 200 лет назад, до прихода сюда России. А именно: нестабильным, с перспективой возникновения новых конфликтов, кризисов, переворотов и войн.

Государства Закавказья слишком слабы, а противоречия между ними и внутри них слишком велики, чтобы они самостоятельно могли с ними справиться. Вдобавок ко всему в политическом сообществе всех закавказских государств, за исключением, пожалуй, президента Азербайджана Ильхама Алиева и его окружения, все еще преобладают представления о том, что территориальные этнические, экономические проблемы можно решить простыми методами и решениями, прежде всего, используя силу.

Яркий пример - действия М. Саакашвили в Южной Осетии. Большинство представителей политического сообщества закавказских государств, как правило, обвиняют во всех бедах своих государств внешние силы, с горечью ссылаясь при этом на то, что, мол, им «не повезло с соседями». А кому в этом мире везло с соседями?

Ни одно государство в мире не может похвастаться тем, что им повезло с соседями. Все конфликтовали и воевали друг с другом. Но по прошествии веков сумели выработать особую дипломатию и искусство жить рядом, жить вместе.

Тем же, кто, не принимая во внимание мировой опыт, по-прежнему сетует на то, как им не повезло, может быть, следует подумать о том, а стоило ли вообще добиваться независимости, чтобы потом всем жаловаться на свои беды, постоянно просить и даже требовать помощи, ссылаться на тысячи причин, которые не позволяют самостоятельно решить свои проблемы.

Подобное поведение наводит на мысль о том, что некоторым новым независимым государства в мире, в том числе и на Южном Кавказе, предстоит пройти длительный путь для зрелости и самостоятельного существования.

 

Статья опубликована в сборнике

«Актуальные проблемы политической теории и практики»

РУДН.-М.:МАКС Пресс, 2009 г.



Самые читаемые статьи

16.03.2016 Сотрудничество между Россией и Азербайджаном вызывает серьезную озабоченность...

А.Нагиев для www.vzglyad.az


16.03.2016 Нагиев: дружба Азербайджана и Турции имеет прочный фундамент

Баку,16марта-SPUTNIK


11.03.2016 Площадка Бакинского форума - уникальная возможность для диалога о мире

Взгляд из Москвы




Аналитика

09.03.2016 Нагиев: военные маневры России на Каспии не угрожают Азербайджану

Баку,9 марта - SPUTNIK


24.04.2014 В Украинском вопросе Азербайджан проводит достаточно грамотную политику

Интервью Взгляд.аз с Директором Фонда «Конструктивная политика», российским политологом Абдулом Нагиевым


05.03.2013 Персидские мотивы в азербайджанской внешней политике
В нестабильном южнокавказском регионе


Нагиев Абдул Шахович.

Директор  ФКП.

Закончил финансовый факультет Государственного экономического института, по специальности "Финансы и кредит" и Международный институт управления   по специальности "Государственное строительство и право".

Политической и экономической аналитикой занимается с 1999г. Работал в различных исследовательских
структурах. 

Специалист по непубличной политике, структуре государственной власти, политическим рискам, экономическим интересам политических групп. Пытается найти экономическое в политическом и политическое в экономическом.

подробнее...
Создание сайтов в студии Мегагруп
Rambler's Top100